• Глава МИД Латвии увидел готовность России идти на уступки

    Министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс считает, что готовность России договориться о снижении напряжения в Украине растет.Об этом сообщает "Немецкая волна" со ссылкой на Reuters."Появилось своего рода окно, которым мы можем воспользоваться", - сказал Ринкевичс. В следующий понедельник он планирует встретиться со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. С начала года Латвия председательствует в Совете ЕС.Среди причин, которые могут побудить Россию к изменению своих позиций, латвийский министр называет последствия падения цен на нефть и экономические санкции Запада против Москвы. "Они действительно хотят ослабления санкций", - подчеркнул Ринкевичс.

    Опубликовано 08.01.2015 07:58 Подробнее ...

АЛЕКСАНДР ЩУКИН И ЕГО МАФИЯ ГРАБЯТ РОССИЮ ДАЖЕ ИЗ-ЗА РЕШЕТКИ

«Щукин» российского капитализма. Кто выловит кузбасского олигарха из «мутной воды». Кемеровское АО «Бизнес-инвестиции», подконтрольное новокузнецкому предпринимателю Александру Щукину, предъявило требования на 1,52 млрд руб. к двум шахтам московского ООО «Управляющая компания „Талдинская“».

Ответчики настаивают, что векселя, по которым предъявлены эти требования, никогда не выдавались и вообще не характерны для делового оборота данных угольных предприятий. Претензии существенны для ответчиков, совокупная выручка которых составляет 3,6 млрд руб.

Скандально известный в Кузбассе бизнесмен Александр Щукин постоянно дает поводы писать о себе в СМИ, в том числе http://russiangate.site. И те пишет. Больше, чем ему самому хотелось бы...

 

Налоговый «Уклонист»?

 

ГУЭБиПК МВД России начало проверку деятельности участника списка Forbes, сибирского «короля шахт» Александра Щукина. Оперативники подозревают, что одно из крупнейших предприятий бизнесмена – ОАО «Шахта «Полосухинская» – сознательно уходило от уплаты налогов на миллиарды рублей и переводило средства в кипрские офшоры, подконтрольные Щукину.

Британские суды уже зафиксировали факт наличия на счетах российского олигарха на Кипре огромных сумм.

Эти выведенные из экономики Кузбасса и России средства тратятся Щукиным и его семьёй на скупку недвижимости в Лондоне и шикарный образ жизни там, где уже осели многие проворовавшиеся российские богачи.

В связи с проводящейся проверкой, ГУЭБиПК МВД РФ направило запрос в Интерпол с просьбой помочь установить все счета Александра Щукина и его «офшоров» на Кипре, а также получить информацию о движении по ним крупных сумм.

Как полагают правоохранители и журналисты сайта База Компромата, в 2011-2012 годах ОАО «Шахта Полосухинская» с целью ухода от уплаты налогов произвела выплату дивидендов компании Bryankee Holding Limited (Кипр) в размере 3,3 млрд. рублей. При этом директором Bryankee Holding Limited является гендиректор ОАО «Шахта Полосухинская», то есть сам Александр Щукин.

Олигархический капиталист?

Александр Щукин – владелец шахт «Полосухинская», «Грамотеинская», Кузнецкой молочной компании, ОАО «Центрпродсервис», строительной компании «Южкузбасстрой», сети дилерских автосалонов в Новокузнецке и десятков других предприятий в Кемеровской области.

Год назад он занимал 189 место в списке 200 богатейших бизнесменов России по версии журнала Forbes с оценкой личного состояния в $0,5 млрд.

Интерес к кипрской деятельности Щукина возник у оперативников после недавно завершившегося в Лондоне судебного разбирательства в Королевском суде Лондона – между семьей российского угольного олигарха Щукина и британского бизнесмена Эдриана Барфорда. Последнего обвиняли в присвоении средств, которые представители российского бизнесмена хотели инвестировать в Великобритании.

В ходе рассмотрения дела «всплыли» документы и показания, которые с готовностью изучили в МВД России. Из них следует, что за несколько лет Щукин вывел из России в кипрские фирмы и другие офшоры сотни миллионов евро, а всего в его планах было отправить за рубеж в течение пяти лет более миллиарда евро (и это при том, что все активы Щукина оценивались Forbes в $0,5 млрд).

Сам бизнесмен во всех интервью заявляет, что он «большой патриот России и Кемеровской области». Однако, как следует из решения британского суда и других документов, которые изучили оперативники, олигарх открыто готовится вместе с близкими к переезду в Англию. По крайней мере, именно в этой стране он и его семья планируют своё дальнейшее комфортное существование.

Деньги из России выводили по графику

Чтобы не быть голословными, обратимся к судебным документам. В частности, к тем показаниям Эдриана Барфорда в Королевском суде Лондона, которые не были опровергнуты представителями семьи Щукина: «В период с ноября 2011 года по февраль 2012 года было решено перепрофилировать компанию Fe Advisors Limited в качестве подразделения по управлению семейным капиталом Щукиных, русской семьи, имеющей интересы в сибирской угледобыче и членом которой стал Ильдар Узбеков в результате женитьбы на Елене Щукиной, единственной дочери отца семейства Александра Филипповича Щукина.

Основное финансовое основание для указанного изменения цели было согласовано между Ильдаром Узбековым и первым ответчиком в качестве равного долевого деления доходов, которые могут возникнуть в результате инвестиционного управления капиталом, переданным под его управление в результате работы в Сибири господина Щукина. Они стремились вывести из России данный капитал».

Позиция у Щукина действительно очень активная: любой ценой вывести из страны деньги и транзитом через кипрские и другие офшоры, вложить их в экономику Великобритании. Об этом свидетельствуют дальнейшие показания Барфорда, данные под присягой в Королевском суде Лондона: «Ильдар Узбеков взял на себя обязательство по осуществлению перевода суммы в размере от 250 до 400 миллионов евро капитала под управление компании Fe в течение последующих двух лет с учетом передачи 1 миллиарда евро под управление компании Fe в течение последующих пяти лет Со своей стороны, первый ответчик согласился развить способность компании Fe по управлению инвестициями указанного масштаба путём найма и эксплуатации соответствующего рабочего персонала, консультантов и посредников, а также одновременной работы по управлению семейным капиталом для упрощения условий жизни членов семьи Щукиных за пределами России».

Однако, сам Александр Филиппович рассказывал в интервью, что все «свободные» деньги он вкладывает исключительно в «российскую землю» и село, и не видит своей жизни без них: «Знаете, сколько денег не зарабатывай, все равно их с собой не унесешь и спать на них не будешь. Их нужно вкладывать куда-то. Почему выбрал село, сейчас точно и вспомнить не могу. Просто было неприятие того, что продукты Россия завозит из-за границы. Те же куриные окорочка. А всё делать-то можно здесь. Земля наша, и на ней до революции капиталисты работали. Вот и решил, что никому хуже не будет оттого, что я начну вкладывать в землю, что-то производить. А уж как «залез» в одно село, так остановиться на этом уже нельзя было. Здесь всё одно за другое цепляется», — так Александр Щукин красочно убеждал журналистов, что все свои доходы он якобы инвестирует не в зарубежные активы, а исключительно в отечественный агропромышленный комплекс.

Российское сельское хозяйство "поднимают" в Лондоне

А дальше на слушаниях в британском суде стали приводить уже конкретные суммы (а не те, которые обозначались в планах о сотрудничестве) с названиями фирм, счетов и т. д. Казалось бы, представители Щукина должны были сразу «откреститься» от подобной бухгалтерии ответчика в суде и бывшего партнёра Барфорда. Вдруг она дойдет до российских фискальных и правоохранительных органов?

Ведь тогда налоговая служба и полиция непременно должны задаться вопросом: а откуда, собственно, на подконтрольных магнату счетах в кипрских офшорах появились сотни миллионов евро? Ведь Forbes оценивает его состояние (с учётом всех предприятий) в скромные $0,5 млрд, а налоговики знают и вовсе про гораздо меньшие суммы! Но нет, адвокаты семьи Щукина в британском суде активно подтверждали факт существования гигантских сумм на кипрских счетах. Наверное, предполагали, что до России эти данные просто не дойдут.

Из документов суда следует, что к 2012 году только на Кипре у семьи Щукиных было «спрятано» не меньше 150 млн евро наличными (а, скорее всего, гораздо больше). Деньги были разбросаны по счетам различных офшорных фирм.

«24 апреля один миллион фунтов стерлингов был переведен на счет компании Fe в банке HSBC из средств, находящихся на Кипре и принадлежащих семье Щукиных. Данный перевод, как и все прочие операции с денежными средствами на Кипре, был организован мистером Циелеписом и подлежал для оплаты издержек, определенных мистером Барфордом. Деньги были одолжены семейной компанией Upminister Trading Limited на условиях письменного договора, который мистер Барфорд подписал от лица компании Fe».

Небольшие пояснения. Фирма Upminister Trading Limited не упоминается ни в одних налоговых и других документах, связанных с семьей Щукиных и подконтрольными бизнесмену предприятиями. Вначале она была зарегистрирована в офшоре на острове Мэн. В 2005 году на острове был ужесточён контроль номинальных директоров и введено лицензирование компаний, предоставляющих трастовые, секретарские и регистрационные услуги. Фактически остров Мэн перестал быть офшором в полном понимании этого значения. Тогда Upminister Trading Limited «переехала» в другой офшор, на Гибралтар. Кипрский адвокат Алексис Циелепис, как было заявлено в британском суде, является аудитором и поверенным семьи Щукиных, который «следит за вкладами и трастами семьи Щукиных на Кипре».

Ну а 25 июня 2012 года загадочная Upminister Trading Limited перевела с кипрских счетов еще 2,25 миллиона евро в адрес компании Fe. И такие переводы продолжались вплоть до начала 2013 года. А потом у отлаженного канала по перекачке капиталов из России на Кипр, а потом в Англию, произошел «сбой».

«В ходе развития роли компании Fe в качестве инвестиционного управляющего капиталом, выведенным из России семьёй Щукиных в течение 2012 года, стало ясно, что предпочтение семьи Щукиных будет на стороне компании Fe… Однако, в феврале 2013 года 150 миллионов евро наличными средствами, удерживаемыми семьёй Щукиных на Кипре, оказались вовлечёнными в кипрский финансовый кризис, несмотря на регулярные советы со стороны первого ответчика и других ответчиков в течение второй половины 2012 года о необходимости вывода наличности с территории Кипра».

Однако, при помощи того же Циелеписа, имеющего большие связи на Кипре, выход был найден: «Семья смогла защититься от потери очень значительной доли наличности путём их вклада на депозит на Кипре, несмотря на то, что он ограничен менее чем 20 миллионами евро».

Как можно предположить, «спасённые» во время кипрского банковского кризиса деньги, вскоре были пущены Щукиным в дело. Причём, вовсе не в развитие российского сельского хозяйства.

Так, в сентябре 2013 года Елена Щукина открыла в одном из самых престижных районов Лондона Mayfair, где самые высокие в английской столице цены на недвижимость, художественную галерею . А в феврале 2014 года дочка Александра Щукина презентовала вторую галерею, которая обосновалась в районе Knightsbridge (входит в пятёрку самых дорогих районов Лондона).

Летом 2014 года кипрские СМИ сообщали о том, что загадочный российский инвестор, спрятанный за офшорами, но чьи интересы представляет Алексис Циелепис, купил The Alexander the Great Beach Hotel в Пафосе и Kanika Inteational Business Center в Лимассоле.

Впрочем, можно не сомневаться, что всё это было сделано во благо России. В интервью западным СМИ Елена Щукина заявила, что главной целью их с мужем галерей является знакомство англичан с прекрасным русским искусством.

Достойная миссия с учетом того, что жить Елена Александровна предпочитает в Лондоне, но продолжает юридически оставаться крупным акционером таких предприятий Кемеровской области, как ОАО «Центрпродсервис» и ОАО «Шахта «Полосухинская» и соответственно доходы на красивую жизнь на Туманном Альбионе получает из России.

Чтобы большая семья Щукина могла разместиться в Лондоне с комфортом, там был приобретён шикарный четырехэтажный особняк с шестью спальнями и собственным озером за 15 млн фунтов стерлингов.

В доме есть бассейн, а сам дом наполнен шедеврами изобразительного искусства, приобретёнными на аукционах за баснословные деньги. Для удобства передвижения куплен целый автопарк самых дорогих автомобилей.

Любитель моря?

А отпуск семья Щукиных любит проводить в более теплом и дорогом Монако, где для комфортного пребывания за 30 млн евро была куплена роскошная квартира площадью 1 600 кв. м (!) с видом на море и казино.

Зря семья Щукиных рассчитывала, что в России не заинтересуются судебными слушаниями в Лондоне. Сравнив заявленные на слушаниях в Лондоне реальные доходы семьи Щукина с её официально задекларированными доходами в России, с которых и уплачивались налоги, оперативники нашли «нестыковки» на сотни миллионов долларов. Теперь в таких особенностях бухгалтерии разбираются совместно МВД РФ и Интерпол.

Угольный "гоп-стоп" против британских бизнесменов

Скупив в Лондоне массу активов, Александр Щукин, видимо, решил, что теперь он и с английскими компаниями может поступать так же, как действует с российскими. В результате в Великобритании разгорелся скандал, о котором уже сообщила местная газета «Гардиан», а следом и крупнейшие деловые СМИ России. В 2013 году в ходе рейдерской атаки у британского фонда прямых инвестиций Lehram Capital Investments Ltd. были попросту отобраны две шахты в Кемеровской области, которые теперь принадлежат Александру Щукину.

«Отжатие» «Грамотеинской»

Одну из них – шахту «Грамотеинскую» – Lehram приобрел в 2013 году у «ЕВРАЗа», компании Романа Абрамовича и Александра Абрамова. После взрыва в 2012 году добыча угля там была приостановлена, шахта стала убыточной. За несколько месяцев, пока шахта была в собственности Lehram, управленцы фонда сумели восстановить добычу и сделать её прибыльной.

Но на актив положил глаз Александр Щукин. Выступить против команды «Евраза» он вряд ли решился бы, а вот какой-то фонд из Лондона он серьезным соперником, видимо, не посчитал. Против руководства шахты была устроена настоящая информационная травля.

В местных СМИ началась кампания по дискредитации собственников, появлялись дезинформирующие сообщения о многомесячных задержках заработной платы. А потом шахту просто отобрали у владельцев, не потрудившись даже все правильно оформить юридически.

Директором шахты Грамотеинская являлся Игорь Рудык, который имеет гражданство Казахстана, но проходил обучение, а потом и строил карьеру в Великобритании. Игоря Рудыка задержали в Кемеровской области под предлогом того, что его заграничный паспорт якобы был просрочен.

Пару недель зарубежного предпринимателя продержали в спецприемнике полиции, после чего в присутствии полицейских, Игорю Рудыку предложили нехитрый выбор – либо он подписывает все документы и отдает бизнес Александру Щукину, либо в ближайшие пять лет продолжает знакомиться с суровыми реалиями российских тюрем.

Измученный бизнесмен предпочёл сохранить свою жизнь и договориться со Щукиным. «Сибирские тюрьмы – не самое замечательное место, я был не в лучшем состоянии духа и согласился», — приводит слова бизнесмена британская газета «Гардиан».

Спустя день после передачи шахты российская пресса уже сообщила, что контроль за шахтами фонда Lehram в Кемеровской области «Грамотеинская» и «Тагарышская» получил Александр Щукин – необычайно быстрая даже по российским меркам сделка. А в апреле «Грамотеинская» была и вовсе выведена в оффшор – передана кипрской компании Cyrith Holding, которая является частью резервов Щукина на шахте «Полосухинская».

«Богатая» биография Александра Щукина должна, наконец, заинтересовать правоохранительные органы. Тем более, что во всевозможные суды он упорно идет сам!

 

Ильдар Узбеков осваивает криминальные миллиарды Александра Щукина

 

Зять угольного магната Александра Щукина Ильдар Узбеков не заинтересован в выходе своего "родственника" из-под домашнего ареста. Его деньги уже надежно освоены и выведены.

В феврале прошлого года в российской закулисной политике появилась новая яркая персона. Как рассказали десятки средств массовой информации, за информационной атакой на старейшего и самого заслуженного губернатора России Амана Тулеева, уже двадцать лет возглавляющего Кемеровскую область, стоит Ильдар Фуадович Узбеков. Ранее этот гражданин России, Казахстана и Великобритании считался обычным бедным родственником арестованного угольного олигарха Александра Щукина. Теперь же пришло время сказать: смотрите, кто пришёл наследовать главное состояние Сибири!

Главным достоинством Ильдара Фуадовича Узбекова является его семья. Ему посчастливилось родиться [*] февраля 1979 года в Алма-Ате Казахской ССР у четы очень влиятельных родителей. Его мать, Тазутдинова Лейла Рашадовна, дочь знаменитого казахского юриста Рашада Салаховича Тазутдинова. А его отец, Фуад Минирович Узбеков, — сын знаменитого советского геолога Минира Узбекова.

Благодаря связям отца и собственным знакомствам, еще в начале девяностых годов Фуад Узбеков оказался участником схем по продаже на Запад российского и казахского газа, а также различных видов топлива. Параллельно он занялся попутным бизнесом. Помогал крупным чиновникам и бизнесменам из бывших республик СССР вкладывать выведенные из своих стран (по большей степени, из России, Казахстана, Украины и Молдовы) крупные денежные средства в различные активы за границей. В частности, его клиентом был российский угольный магнат из Кузбасса Александр Щукин.

Относительно его сына Ильдара, то у него были юность и молодость типичные для представителей золотой молодежи. Еще в юности родители отправили его в Англию, где он обучался в заведениях лондонского City University: City University Investment And Financial Risk Management (1997-2001), Cass Business School Management (2008-2010). Это не самое топовое, однако очень престижное платное учебное заведение. Считается, что деньги, вложенные родителями в обучение отпрысков здесь, в дальнейшем окупятся, благодаря тому, что они получат перспективные места в крупных западных фирмах. Но в этом случае судьба выпускника сложилась иначе. То ли Ильдар Узбеков с самого начала не расположен к науке менеджмента, то ли, как и многие «мажоры», скучным цифрам и управленческим алгоритмам предпочитает тусовки и светские мероприятия. В результате вся деловая биография предпринимателя плотно связана с отцом, его знакомыми и тем же Александром Щукиным, с которым Ильдар породнился, женившись на его дочери Елене.

В свое время российский угольный магнат Щукин отправил свою дочь Елену в Лондон (там она владела до 2016 года несколькими художественными галереями). В 2009 году Ильдар и Елена поженились.

Одним из первых мест работы Ильдара (с мая 2004 по ноябрь 2005 года) была компания Utility Aid Ltd, в которой опытный топ-менеджмет состоял сплошь из британцев, связанных с английскими фирмами, подконтрольными Фуаду Узбекову. Utility Aid Ltd — это организация, которая занимается сервисным консультированием по уменьшению стоимости энергии для благотворительных организаций. Работает она тоже исключительно с благотворительными организациями и, как указано в уставных документах, не имеет своей целью получение прибыли.

Это просто еще один, один из многих, проектов семейств Узбековых и Щукиных, чтобы показать себя щедрыми благотворителями и меценатами в Лондоне с двумя целями, которые преследуют русские олигархи на западе. Первая: создать себе позитивную публичность в Лондоне, чтобы она могла защитить в случае подозрений со стороны местных полицейских. Ведь «чистота» денег Узбековых и Щукиных, поступающих в Англию — преимущественно через Кипр — может вызвать большие сомнения у офицеров, следящих за соблюдением антиотмывочного законодательства. Вторая цель: на благотворительных акциях можно завести правильные знакомства.

Елена Щукина и Ильдар Узбеков являются постоянными участниками этих светских мероприятий. Как нам сообщили видевшие эту пару участники одного из благотворительных раутов, супруги Щукины ведут себя на них странно, нетрадиционно. Сделав пару совместных протокольных фото муж и жена в ходе вечера не общаются друг с другом. Елена предпочитает дальше веселится со своим любимым контингентом — молодыми девушками-художницами, нетрадиционными во всем. А Ильдар отдыхать в обществе парней, предпочитающих полное разнообразие во всех своих проявлениях жизни.

К примеру, с James Leach и Cipriano Silva. С первым Ильдар проводит вообще большую часть свободного времени, в том числе совершает загородные поездки вдвоем. Второй славен очень странными фото на своих страницах в социальных сетях. Как, например, на одной из них господин Сильва душит девушку, вливая ей в рот некую жидкость.

Нужно отметить, что в России, откуда Ильдару Узбекову и Елене Щукиной поступают огромные суммы, в благотворительности они были вовсе не замечены. Их позиция по данному вопросу объяснена в одном из интервью Елены Щукиной британским средствам массовой информации:

«Недавно я стала уделять больше времени филантропии. Я присоединилась к совету Action for Children — благотворительной организации, которая в течении 145 лет помогает самым уязвимым и обездоленным детям Британии. Я думаю, что для меня, жившей в РФ, где часто встречаются яркие примеры бедности, сначала было сложно понять, что такие очаги лишений существуют и здесь — в Великобритании».

То есть, госпожа Щукина прониклась состраданием к беднякам еще в родном Кузбассе, где отец Александр Щукин зарабатывает миллиарды долларов, и на волне эмоций начала помогать обездоленным из Англии, где Елена и ее муж Ильдар тратят деньги, полученные их родственником в России.

Что же Елена Щукина делает для РФ? Об этом она тоже сообщила в другом интервью. Согласно версии дочери олигарха Щукина, иногда проводя в своих лондонских галереях выставки богемных русских художников, она «доносит до британцев русскую культуру». Словом, бедняки из России вряд ли могут рассчитывать на милосердие и меценатство данной семьи, поселившейся в Лондоне и выкачивающей свои богатства из Кузбасса.

Но поговорим о деятельности Ильдара Фуадовича Узбекова. В 2012 году WikiLeaks стал публиковать The Global Intelligence Files — более 5 миллионов электронных писем от филиалов в штаб-квартиру компании Stratfor. Stratfor — это частное ЦРУ, которое занимается сбором разведывательных данных по всему миру и благодаря им составляет аналитические справки.

Клиентами Stratfor являются как частные компании, так и государственные американские структуры — US Department of Homeland Security, the US Marines and the US Defence Intelligence Agency. Электронные письма, оказавшиеся у WikiLeaks, раскрывали сеть информаторов Stratfor, структуру выплат им, методы отмывания средств и психологические методы вербовки.

В огромном объеме информации можно найти и файлы, посвященные Ильдару Узбекову. Из них можно узнать, что он стал сотрудничать со Stratfor в 2010 году — как привилегированный клиент. Но потом его сотрудничество с частным ЦРУ перешло на другой уровень. Узбеков попросил сменить в его акаунте почту с небезопасного ящика в российской системе Яндекс, на «более надежный», американский gmail от Google. А в документах Stratfor Узбекова начали обозначать под ником ildootch, причем на него было заведено отдельное досье с указанием всех данных, включая точный адрес в Лондоне и личный номер телефона.

Такие досье Stratfor составляет на своих агентов. А позднее работники филиала Stratfor передали в головной офис список из 350 агентов, для общения с которыми введен повышенный уровень безопасности. И в числе данного списка мы можем найти и Ильдара Узбекова. Чем представитель золотой молодежи мог заинтересовать частное ЦРУ? Да тем же, чем вообще кому-либо интересен этот человек — своей семьей.

Его отецу, Фуаду Узбекову, известны многие тайны «Газпрома», российских и казахских чиновников высшего порядка. Его тесть Александр Щукин до своего ареста в ноябре 2016 года был на «короткой ноге» с главой Аманом Тулеевым — человеком, вхожим в Кремль и располагающим большим количеством интересной информации о российской власти и энергетике РФ. Понятно, Ильдар узнавал много тайн от отца и тестя. Тем более, он лично принимал участие в финансовых операциях и схемах Фуада Узбекова и Александра Щукина, а также их многочисленных влиятельных партнеров и друзей в РФ и Казахстане, «Газпроме» и «КазМунайГазе».

Не удивительно, что одновременно с приобретением в качестве агента ildootch Ильдара Узбекова Stratfor стал в своей работе уделять особое внимание «Газпрому». В 2012 году частное ЦРУ выпустило очень большое расследование из нескольких частей под названием: «Россия: эрозия «Газпрома». И это лишь «открытая» часть деятельности Stratfor в этом направлении. Какую информацию частное ЦРУ передало госагентствам США — мы вряд ли когда-либо узнаем.

Вернемся к бизнес-деятельности Ильдара Узбекова. Начиная с 2003 года Ильдар Фуадович побывал директором, работником и акционером свыше пятнадцати фирм только в Великобритании. Это сплошь структуры, имеющие отношение к бизнесу его отца или тестя. Остановимся на некоторых из них, где партнерами Ильдара выступали самые интересные персоны.

Так, с 2014 года он является директором компании ASSAYE RISK LIMITED. До Узбекова эту должность, кстати, занимал экс-сотрудник МИД Великобритании и работник McKinsey&Co Эдриан Берфорд (Adrian Burford). О нем поговорим немного позже.

В ASSAYE RISK LIMITED Ильдар Узбеков явно представляет интересы кого-то из сомнительных партнеров своего отца. С приходом Ильдара Узбекова в компанию у нее появился очень интересный клиент — правительство Сомали. Оно подписало с ASSAYE RISK LIMITED договор о том, что эта фирма будет заниматься обеспечением безопасности на нефтяных месторождениях в Сомали, принадлежащих британским нефтедобывающим компаниям. Многие из них в 2013 году прекратили свою работу в «пиратской» стране из-за бесконечных терактов, похищений и т.д.

Здесь есть 2 интересных момента. Во-первых, одним из немногих государств в мире, которое имеет существенное влияние на Сомали, является Казахстан. Именно Казахстан возглавляет комитет Совета безопасности ООН по Сомали и оказывает этому государству гуманитарную помощь на большие суммы. Поэтому неудивительно, что британская ASSAYE RISK LIMITED, чтобы зайти на выгодный рынок, и, главное, выполнить там свои обязательства, привлекла выходца из Казахстана с очень большими связями в высшем руководстве государства.

Во-вторых, в 2014 году в Великобритании было опубликовано большое расследование, из которого следовало, что практически все британские контракты на добычу нефти в Сомали носят коррупционный характер, и лоббисты данных сделок присутствуют и в МИД Соединенного Королевства, и в его правящей партии.

Ильдар Узбеков также выступает акционером компании с длинным названием The Bishop’s Avenue (East Finchley) Management Company Limited. Здесь он тоже задействован не как самостоятельная персона, а представляет интересы отца. Данная компания имеет такое название, так как управляет дорогой недвижимостью в Лондоне и названа в честь одноименной улицы.

Улица The Bishop’s Avenue привлекает наиболее богатых людей в мире. Тут приобретают дома по ценам до 100 млн фунтов за особняк богачи со всего мира: королевская семья Саудовской Аравии, султан Брунея и многие другие.

Понятно, что в государствах бывшего СССР тоже достаточно людей, желающих иметь дома на Bishop’s Avenue или по соседству. А вот «светиться» на публике большая часть из них не могут в силу того, что будет затруднительно объяснить на родине происхождение огромных состояний. Для сокрытия риэлторских тайн таких русских нуворишей и в помощь для проведения сделок от их имени и было основано в свое время The Bishop’s Avenue (East Finchley) Management Company Limited, часть акций которой записали на Ильдара Узбекова.

Одно время директором компании The Bishop’s Avenue был уроженец Бухареста румын Виорел Кампину — человек, тесно связанный с властями Казахстана и действующими властями Украины. Кампину работал в лондонском отделении Standard Bank. В настоящее время он один из руководителей компании Mirabaud (Middle East) Limited — подразделения швейцарского банка Mirabaud, который базируется в ОАЭ и управляет активами частных клиентов.

Близким другом Кампину является предприниматель сирийского происхождения Харрес Юссеф. Именно он когда-то познакомил бывшего президента Украины Виктора Ющенко с другим своим товарищем — олигархом Дмитрием Фирташем, подарив вторую жизнь газовому посреднику «РосУкрЭнерго». Кампину также выступает финансовым советником Юссефа.

Виорел Кампину взаимодействует с гражданином Украины Василием Бабицким, директором кипрской компании Blessway Limited и вице-президентом польской оружейной компании Level 11. По совместительству Василий Бабицкий является близким другом Арсена Авакова, министром внутренних дел Украины с 2014 года.

Благодаря информации, полученной хакерами из Киберберкута, выяснилось, что Blessway Ltd поставляло зенитные установки и прочее оружие Саудовской Аравии, советские бомбы Катару. Причем Саудовская Аравия и Катар их не применяли, а потом они оказывались у боевиков в Сирии. Достаточно вспомнить недавний инцидент с подбитым российским самолетом в Сирии, летчик которого Роман Филипов совершил героический самоподрыв гранаты. В самолет Филипова, как выяснили спецслужбы, стреляли из ЗРК «Печора-2Д» украинского производства. А оказалось оно в Сирии благодаря людям, связанным с Ильдаром Узбековым.

Также Кампину имеет отношение к казахской Eurasian Resources Group, которую ассоциируют с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Данная группа добывает полезные ископаемые, в том числе, уголь.

А теперь пришло время поговорить об Ильдаре Узбекове, как о самостоятельном бизнесмене. Здесь ситуация очень печальная. Он «завалил» совершенно все проекты, лишив своего тестя Александра Щукина десятков миллионов евро. Проблема в том, что, как уже отмечалось выше, Ильдару Узбекову больше по душе проводить время на светских раутах, веселится с сомнительными друзьями и вообще «красиво тусоваться». Поэтому ведение всех проектов в интересах Щукина Ильдар поручает зарубежным менеджерам.

Сам он отводит себе роль человека, в чьи задачи входит убедить тестя в гениальности своего начинания и в том, что данное вложение обязательно принесет очень большую прибыль. Передав полученные от родственника по линии супруги десятки миллионов долларов, евро или фунтов этим самым иностранным менеджерам, Узбеков опять погружается во все прелести светской жизни. Наблюдая это, менеджеры просто не могут устоять перед соблазном обмануть «казахского мажора». И хорошо, если просто прикарманят несколько миллионов евро. А могут и вообще все полученное оставить себе.

Впрочем, про соблазны для иностранных менеджеров — это самое невинное предположение. Более вероятной версией может стать та, при которой деньгам сибирского олигарха Щукина под управлением Ильдара Узбекова на Западе так фатально не везет вполне намеренно. Ведь с деньгами отца Фуада Узбекова и его партнеров под управлением того же Ильдара Узбекова таких неприятностей не происходит.

Так, в 2011 году Ильдар Узбеков сообщил Эдриану Берфорду, что его тесть буквально купается в деньгах — типа, он миллиардер и участник топ-100 российского списка самых богатых людей по версии журнала Forbes. В то время состояние Александра Щукина на самом деле оценивалось примерно в миллиард долларов. Узбеков рассказал, что деньги тестя уже во многом выведены из РФ в Швейцарию и на Кипр, и Щукин желает все их с выгодой вложить в экономику Великобритании. А поиск объектов для вложений как раз и поручен зятю Щукина, Ильдару Узбекову.

После того, как Узбеков сообщил о своей цели Берфорду, тот заинтересовался, и в 2012 году убедил российского партнера в необходимости создания family-office в Лондоне на базе совместной с ним компании Fe Advisers Limited (Fe). Мол, она бы позволила инвестировать деньги Щукина за границей.

Потом началась банальная «раскрутка» Узбекова и Щукина на деньги. Сначала Берфорд просил средства на приобретение акций компании, управляющей фондом Marylebone Oil & Gas Fund. Потом — на приобретение поместья Broadwell Manor в Глостершире. Потом — вроде бы на выгодную сделку с известной семьей Оппенгеймер.

Как позже стало известно во время суда в Лондоне, все эти деньги Щукина, полученные транзитом через Ильдара, Берфорд пускал в Британии на собственные нужды: «затыкание дыр» в личных фирмах, приобретение дорогих машин и недвижимости. Всего он «прикарманил» свыше 11 млн фунтов, полученных от доверчивого Ильдара.

Не менее «успешным» проектом Узбекова-младшего оказалось вложение 20 млн долларов, которые Щукин вывел из РФ и спрятал на счетах кипрской фирмы ZАМ Services Ltd. в швейцарском банке Clariden Leu. Через знакомых отца, в том числе, через Константина Луценко, Ильдар узнал о возможности вложиться в проекты компании GLB. Особенно перспективными были строительство завода по производству биодизеля в Канаде и приобретение аналогичного завода в Норвегии.

Ильдар сразу стал убеждать тестя Александра Щукина, что это очень прибыльное вложение. В итоге средства в размере двадцати миллионов долларов были переведены, но Щукин не получил не только «долю» в заводах, но и не смог вернуть назад свои инвестиции. Узбеков, как всегда, поручил все дела иностранным топ-менеджерам, которых порекомендовали друзья отца, а те не устояли перед искушением просто наказать на деньги казахского тусовщика-мажора. А вернее, его тестя.

В итоге, как в случае с Берфордом и семейным офисом Fe, так и в случае с проектами по строительству завода по производству биодизеля, юристам Ильдара Узбекова надо было разбираться с обидчиками в судах Великобритании и Канады. В процессе судебных слушаний непременно всплывали все теневые схемы Александра Щукина по выводу средств из РФ, все данные о том, в каких кипрских фирмах и швейцарских банках он прячет деньги (нужно же объяснять суду, откуда пришли на запад эти десятки миллионов фунтов и долларов), во что хотел вкладывать капиталы Щукин и многое другое, очень конфиденциальное, интимное и опасное для бизнеса Щукина в России.

Удивительно еще, как власти западных государств после таких разбирательств не начали расследование в отношении самих Ильдара Узбекова и Александра Щукина. Возможно, не попасть под преследование в рамках работы FATF и национальных правоохранительных органов по соблюдению антиотмывочного законодательства помогли связи Ильдара Узбекова с частным ЦРУ Stratfor.

Честно говоря, все враги и конкуренты Александра Щукина должны быть в восторге от такого зятя-управляющего, как Ильдар Узбеков. Он не только спускает средства тестя и отца на шикарную тусовочную жизнь в Лондоне, но еще и стремительно опустошает их офшорные заначки под видом вложений в различные проекты. А после этого активно засвечивает теневые финансовые операции русского олигарха Щукина в судах.

Российским налоговым органам и Росфинмониторигу, видимо, больше не надо вести финансовую разведку и сложные расследования в отношении многочисленных компаний Александра Щукина. Можно просто изучать решения судов с участием Ильдара Узбекова в разных странах, где он открывает «все карты» своего тестя: сколько средств тот вывел из России, на каких счетах прятал, куда после этого вкладывал.

Канадский кейс с исчезновением денег Александра Щукина в Лондоне нужно осветить подробнее. Итак, еще раз, фабула рассматриваемого дела. Ильдар Узбеков вложил двадцать миллионов долларов, принадлежащих Щукину, в строительство завода по производству биотоплива. Точнее, как потом оказалось, на деньги угольного магната целиком был возведен завод и еще пара-тройка миллионов долларов должны были остаться. Но, представитель фирмы GLB, которая строила завод, Арье Мазур сказал, что Щукин к нему никого отношения не имеет.

А заплаченные Щукиным двадцать миллионов долларов пошли вовсе не на строительство завода в Онтарио, а на некие операции третьих фирм, мол, не имеющих никакого отношения к этому новому предприятию. Выступая в суде, Арье Мазур не только детально описал отношения с Узбековым и судьбу капиталов Щукина, но и привел соотвествующие документы, в частности письма из швейцарских банков.

По его показаниям в канадском суде, в 2007 году Арье Мазур вместе с предпринимателями Сергеем Акуловым, Бэрри Крэмблом и Вадимом Фуксом создал ряд фирм: Bioversel Inc.(холдинговая компания в Онтарио, позже переименованная в Einer Canada lnc), ВТI, Bioversel USA Inc. (потом переименована в Verdeo). Все вместе эти компании носили название Bioversel Group. Партнеры занимались поиском инвесторов, и Акулов вспомнил о своем знакомом Фуаде Узбекове.

Последний отрядил заниматься проектом своего сына Ильдара, который на тот момент еще учился в университете. С самого начала бизнес заключался в торговле небольшими партиями биодизельного топлива. Но в 2007-2008 году Фуад Узбеков провернул большую сделку. Он помог казахской компании «КазМунайГаз» приобрести румынский «Ромпэтрол». К этой сделке имел отношение и предприниматель Константин Луценко, друг Фуада Узбекова, занявший должность главы московского представительства «Ромпэтрол». Он тоже захотел быть участником Bioversel Group. А для расширения возможностей группы компаний, биотопливо решено было сбывать через «дочку» «Ромпэтрол» — «Вэктэр Энерджи».

В 2009 году Ильдар Узбеков женился на дочери Александра Щукина Елене, и, как сказано в материалах дела, «вследствие семейных связей с господином Щукиным, Ильдар Узбеков получил доступ к огромным суммам, которые семья Щукиных хотела инвестировать за пределами России». О величине этих сумм можно судить из другого, уже упомянутого выше заграничного разбирательства — в Королевском суде Лондона.

На слушаниях английский предприниматель Берфорд сообщил, что «Ильдар Узбеков взял на себя обязательство по осуществлению перевода суммы в размере от 250 до 400 миллионов евро капитала под управление компании Fe на протяжении последующих двух лет с учетом передачи 1 миллиарда евро под управление компании Fe на протяжении последующих 5 лет». И объяснил происхождение этих средств — это деньги, выведенные из России Щукиным, и которые тот хочет инвестировать за границей.

Судя по всему, одним из таких объектов инвестиций Ильдар выбрал Bioversel Group.

«В октябре 2010 года Узбеков рассказал руководству «Байовёрсл Груп», что у него имеется в распоряжении двадцать миллионов долларов США, которые предназначены для инвестиции в биодизельный бизнес по поручению г-на Щукина», — сообщил на слушаниях Арье Мазур.

Для подтверждения серьезности намерений Ильдар передал гарантийное письмо из швейцарского частного банка Clariden Leu Ltd., выданное его тестю. И Арье Мазур вручил суду в Онтарио данный документ.

Приводим его здесь полностью:

Кларидэн Лой Лтд.

Clariden Leu Ltd.

Bahnhofstrasse 32 CH-8070 Zurich

www.claridenleu.com

Цурих, 27 мая 2010 года

Контактное лицо: Safian Alexander (банковские операции с частными лицами)

Прямой номер: + 41 58 205 31 41

E-mail: [email protected]

Строго конфиденциально

Г-ну Александру Щукину

Улица Тольятти, 15

Новокузнецк, Кемеровская область,

Россия

Рекомендательное письмо

Уважаемый г-н Щукин!

В связи с предстоящим совершением сделки, мы рады подтвердить, что с 29 ноября 2004 года мы считаем «ЗАМ Сёрвисэз Лтд.» (Zam Services Ltd.) одним из наиболее надёжных клиентов банка. С «ЗАМ Сёрвисэз Лтд.» у нас сложились хорошие отношения: эта компания выполняла все свои обязательства относительно счетов в нашем банке. По имеющейся в нашем распоряжении документации, Вы являетесь конечным собственником и выгодополучателем «ЗАМ Сёрвисэз Лтд.».

На сегодняшний день, по состоянию на 25 мая 2010 года, на счетах «ЗАМ Сёрвисэз Лтд.» в «Кларидэн Лой Лтд.» находится сумма в 21.897.348 долларов США.

Информация, приведенная выше, является строго конфиденциальной и основывается исключительно на обстоятельствах, известных нам на сегодняшний день, и только на данных нашего банка, без привлечения каких бы то ни было других посторонних источников информации частного или общественного характера. Согласно порядку предоставления информации нашим банком, мы воздерживаемся от оценок, касающихся будущего состояния дел, а также не предоставляем никакой дополнительной информации или опровержений в случае, если впоследствии нам будут известны другие факты или обстоятельства.

Это письмо составлено на основании всех доступных нам сведений, но не может являться гарантией или обязательством со стороны «Кларидэн Лой Лтд.» или должностных лиц банка. Кроме того, письмо составлено в соответствии с законодательством Швейцарии.

Искренне Ваши,

Александр Сафиан (Alexander Safian), вице-президент;

Горина Гилберт-Юнкер (Corina Gilbert-Jucker), вице-президент

Кларидэн Лой Лтд. а private Swiss bank, confirming that ZАМ Services Ltd.

Почему Александр Щукин выбрал для хранения своих средств, выведенных из РФ, именно банк Clariden Leu? На этот вопрос отвечает расследование международного консорциума журналистов ICIJ. После изучения утечки данных офшоров, расследователи установили, что банк Clariden Leu помог создать клиентам семьсот офшорных компаний. В том числе, банк активно сотрудничал с компанией Portcullis TrustNet, специализирующейся на создании офшорных схем «под ключ».

Так, в 2007 году неназванный юрист по запросу Clariden Leu требовал обеспечить максимальную конфиденциальность своему клиенту — так, чтобы регуляторы или правоохранительные органы «утыкались в голые стены», пожелай они найти настоящих владельцев офшорных структур. Zam Services Ltd. — один из таких офшоров и его настоящий владелец Александр Щукин никогда не должен был «всплыть». Однако он сам публично засветился, взяв у банка данное письмо по просьбе своего зятя Ильдара Узбекова.

В итоге двадцать миллионов долларов Щукина Ильдар Узбеков через подконтрольную ему фирму Jaya Services Limited перевел структурам (Orense, Einer Energy Holding S.a.r.l., Bioversel Trading Inc. , Verdeo Inc.), которые контролируют компанию Great Lakes Biodiesel Inc. («GLB», ей руководил Арье Мазур), занимавшуюся строительством завода. Строительство объекта обошлось в семнадцать миллионов долларов. А дальше начали происходить очень занимательные события.

Вначале в суде оказалось, что Щукин инвестировал вовсе не в завод, а просто одолжил средства. Сам завод оказался под контролем друзей Фуада Узбекова и, по всей вероятности, отца Ильдара. А потом Мазур сообщил, что Александру Щукину и вообще никто ничего не должен. На самом деле он якобы выделил деньги не на возведение предприятия, а на развитие Orense, Einer Energy Holding S.a.r.l., Bioversel Trading Inc. , Verdeo Inc. За что эти фирмы очень благодарны — самому доверчивому сибирскому олигарху и, особенно, его представителю Ильдару Узбекову.

Ильдар Узбеков начал судебную тяжбу с Мазуром. Ну, а что ему было делать, все-таки нужно как-то оправдаться перед тестем. Но суд вышел Щукину «боком». Кроме того, что там «всплыли» его дела с швейцарским банком и владение офшорами с крупными суммами на счетах, еще и засветился его кипрский финансист — Алексис Циелепис (Aleksis Tsielepis). Его фамилия была названа также и в британском суде, где он назывался «аудитором и поверенным семьи Щукиных», который «следит за вкладами и трастами семьи Щукиных на Кипре».

Именно Алексис Циелепис, по представленной на суде в Онтарио переписке, занимался всеми финансовыми операциями, в частности переводом средств Щукина для проекта по строительству завода. При этом он все время менял офшорные компании, которые становились отправителями средств, ссылаясь на распоряжения Ильдара Узбекова. Нужно отметить, что, вместе с Циелеписом Ильдар Узбеков «инвестировал» и средства Щукина в проекты Эдриана Берфорда.

Трудно себе даже представить, как развернется эта пара в смысле распоряжения деньгами тестя, когда Щукин получит приличный срок по приговору Новосибирского областного суда (а стараниями его адвокатов, контролируемых Ильдаром Узбековым, к этому все и идет). По выходу магната из тюрьмы, наверняка, весь его выведенный из РФ миллиард будет благополучно «инвестирован» в заводы, которые достанутся Ильдару и Фуаду Узбекову и их друзьям, а равно в прочие выгодные для них проекты. Только вот, как и в случае с GLB или Fe, выяснится, что Щукин к этим проектам никакого отношения не имеет, даже если он сможет когда-либо выйти на волю.

Освобождение Александра Щукина не выгодно Ильдару Узбекову и его партнерам. В настоящее время именно он распоряжается всеми активами Александра Щукина, управляет его финансами в России и за границей. Наверное, именно по этой причине контролируемые Ильдаром Узбековым адвокаты откровенно топят своего клиента Александра Щукина в уголовном процессе о вымогательстве акций разреза «Инской», по которому тот арестован с ноября 2016 года. Недавно к числу подобных ошибок добавилась агрессивная информационная кампания против главы Кузбасса Амана Тулеева, которая может восстановить против Щукина его самого влиятельного знакомого.

Нелепые попытки переложить свою вину за атаку на главу на отлученных от общения с самим Александром Щукиным его ближайших друзей, партнеров и юристов, выдают желание Ильдара Узбекова избежать огласки его замыслов и планов. Но они никого не могут ввести в заблуждение. Правда все равно всплывет наружу. Даже в том случае, если она неприятна новой персоне российской закулисной политики, Ильдару Узбекову, который претендует на миллиард своего арестованного тестя.

 

Таинственное исчезновение ключевого свидетеля по делу Александра Щукина

 

Куда исчез Евгений Лазаревич и как Ильдар Узбеков помогает угольному магнату выводить деньги через Лондон.

21 декабря 2016 года в Сибири, в Кемеровской области, пропал 55-летний отец четырех дочерей Евгений Лазаревич. Неделю спустя его автомобиль «Форд эксплорер» (Ford Explorer) нашелся в Новокузнецке, в 30 милях (50 км) от угольной шахты, на которой он работал управляющим, контролируя процесс ее ликвидации. По словам его сестры Анны, с автомобиля были сняты номерные знаки, а салон щедро посыпан перцем, «чтобы полицейские ищейки не взяли след».

С тех пор о нем не было никаких вестей, кроме одного зловещего послесловия. В марте следующего года на мобильный телефон матери Лазаревича, Тамары, два раза позвонили. «Мама, мама», — сказал ее сын, прежде чем связь оборвалась.

Теперь, отчаянно пытаясь что-то узнать, семья ведет усиленные поиски. Любопытно, однако, что основная работа ведется не в Сибири, и даже не в России, а в Лондоне, где негласно работает небольшая армия пиарщиков, частных детективов и адвокатов, продвигая историю Лазаревича политикам и журналистам.

Казалось бы, когда столько людей занято поисками правды о том, что случилось с одним человеком, это достойно похвалы. Однако истина не так проста.

Исчезновение Лазаревича — лишь одна сюжетная линия в более масштабной истории о вражде олигархов, для которых британские СМИ, парламент и суды — пешки на огромной шахматной доске. Эта история дает нам редкую возможность понаблюдать, как в их непримиримой борьбе за превосходство настолько тесно переплелись правда и ложь, что невозможно понять, где кончаются факты, и начинается вымысел. Добавьте сюда угрозы расправы, организованную преступность, офшоры и кремлевских ставленников с хорошими связями, и от сравнения с телесериалом канала Би-би-си (BBC) «Макмафия» (McMafia) будет никуда не деться.

Но вернемся к Лазаревичу.

Его, как и многих других управляющих сибирских шахт, запугивали представители организованных преступных группировок, которые хотели незаконно добывать уголь. Однажды его похитили бандиты, пытаясь вынудить подписать бумаги о передаче управления шахтой. В другой раз его арестовали по сфабрикованным, по словам его родственников, обвинениям.

Родственники Лазаревича говорят, что в 2016 году он решил дать показания против влиятельного угольного магната Александра Щукина. Бывший горный инженер с несгибаемым характером, Щукин сколотил состояние в 90-е годы на «диком российском западе», когда в составе концерна бизнесменов скупал шахты и другие промышленные предприятия Сибири. В какой-то момент журнал «Форбс» (Forbes) оценивал его состояние более чем в 1,8 миллиарда долларов (1,4 миллиарда фунтов).

Но его влияние стало ослабевать, и в ноябре 2016 года, за месяц до исчезновения Лазаревича, Щукину было предъявлено обвинение в вымогательстве акций угольной шахты — свою вину он отрицает.

Нет никаких документов, подтверждающих заявления Анны Лазаревич о готовности ее брата дать показания против магната, который в настоящее время находится под домашним арестом, — только письма, которые она писала властям, утверждая, что дело обстояло именно так. «Мой брат хотел справедливости, — рассказала она газете „Обсервер" (The Observer). — Он был порядочным и принципиальным человеком. Он был готов дать показания против Щукина и его банды».

Подобные заявления она делала на специально организованном ранее в этом году приеме в Вестминстере, во время которого необычный документ объемом в 31 страницу под названием «Кровавые угольные деньги» (Blood Coal Money), в котором был выдвинут ряд неподтвержденных подозрений против магната, был передан группе влиятельных лиц, в том числе одному депутату парламента, одному пэру, нескольким выдающимся юристам и, по крайней мере, одному бывшему шпиону.

Как утверждается, этот документ был подготовлен по инициативе коллектива шахтеров, которые хотели добиться правосудия и считали Щукина виновным в исчезновении Лазаревича. В нем высказаны предположения, что Лазаревич собирал улики против олигарха, и в ночь своего исчезновения собирался встретиться с адвокатом Щукина, по-видимому, вооружившись прослушкой.

В своем заявлении представители Щукина утверждают: «Щукин не является обвиняемым или подозреваемым по делу об этом исчезновении, которое произошло, когда Щукин уже находился под арестом. У него никогда не было сделок или деловых отношений с Лазаревичем или шахтой, на которой Лазаревич занимал должность конкурсного управляющего».

Почему Анна Лазаревич решила, что британским парламентариям будет небезразлично исчезновение управляющего сибирской угольной шахты, на первый взгляд неясно. «У меня нет ни финансовых, ни политических интересов, — сказала она „Обсервер". — Меня интересует судьба моего брата и возможность найти хотя бы его тело. Я исчерпала ресурсы, которые могли заставить следствие работать».

Но объяснение этому есть в «Кровавых угольных деньгах». В дополнение к сенсационным обвинениям, которые выдвигаются в этом документе против Щукина, в нем также прослеживается финансовый поток в Лондон из главного актива семьи Щукиных, Полосухинской шахты в Сибири, на которой производится высококачественный коксующийся уголь для электростанций и которая управляется трастовым фондом, размещенным на Кипре. Главными бенефициарами этого трастового фонда являются дочь Щукина, Елена Щукина, и ее муж Ильдар Узбеков, которые живут в особняке стоимостью 15 миллионов фунтов в Хайгейте, на севере Лондона.

В этом документе то и дело сопоставляются суровые условия жизни рабочих в Сибири и показная роскошь, в которой купается Щукина, хозяйка художественной галереи в районе Мэйфейр. «Мы тяжелым трудом добываем себе черный хлеб в Сибири, — гласит текст над фотографией изможденных шахтеров. — Тем временем в Мэйфейре пирует дочь [Щукина], — в тексте вдобавок говорится, что один бокал вина в любимом ресторане Щукиной может стоить 850 фунтов стерлингов, — почти в ПЯТЬ раз больше месячной пенсии шахтера».

Щукиной и ее мужу не привыкать к подобным нападкам. В начале этого года они обнаружили, что стали героями необычного фильма, снятого в дополнение к документу «Кровавые угольные деньги», в котором делаются абсурдные заявления о связи между секретной разведывательной службой СИС/MИ-6 (MI6) и Узбековым. Лондонскую премьеру, — реклама которой была размещена на лондонском автобусе, — отменили, когда Узбеков возбудил дело о клевете, один из множества исков, которые он подавал за последние годы, когда оказался вовлечен в то, что олигархи называют «юридической войной»: судебные иски против целого ряда врагов в нескольких юрисдикциях. И вот странный поворот, когда искусство отражает жизнь, как зеркало, — предполагаемый список гостей для премьеры фильма, который оказался в руках журналиста «Обсервер», говорит о том что создатели фильма намеревались пригласить актера сериала «Макмафия», Джеймса Нортона (James Norton), и журналиста, чья книга легла в основу сценария, Мишу Гленни (Misha Glenny).

Вскоре после выступления перед парламентариями, в котором Анна Лазаревич призвала британские и российские власти скоординировать усилия по расследованию исчезновения ее брата, пиар-агентство «Сан фронтьер» (Sans Frontières), основанное покойным гуру спекуляций, лордом Беллом (Lord Bell), представило Анну редакции «Обсервер» и пообещало связать газету с несколькими ее влиятельными союзниками.

В какой-то момент газете пообещали интервью, — впрочем, позднее предложение было отозвано, — со Станиславом Антипиным, первым секретарем российского посольства в Лондоне.

Антипин — не единственный представитель Кремля, который выражал беспокойство по поводу исчезновения Лазаревича. В этой кампании также участвовал Александр Коробко, российский журналист, автор доброжелательной биографии президента Путина и документального фильма, нацеленного на восстановление репутации Андрея Лугового, главного подозреваемого в отравлении Александра Литвиненко.

Участвовал в ней и Андрей Ляхов, бывший российский военный с хорошими связями, который был ранен в результате химической атаки в Афганистане, а во время интервью с «Обсервер» достал свой мобильный телефон, чтобы продемонстрировать, что там, судя по всему, есть номер президента Путина. «Звонить по этому номеру можно только тогда, когда есть что сказать», — пояснил Ляхов.

Ляхов рассказал «Обсервер», что присоединился к кампании, потому что верил: она поможет добиться справедливости для Лазаревича, а не потому, что ему заплатили. Коробко тоже утверждает, что получил чисто символические деньги. Будучи сыном шахтера, он, очевидно, действительно хотел помочь семье Лазаревичей.

Их усилия привлекли внимание либерал-демократа лорда Раззалла (Lord Razzall), который согласился устроить у себя вестминстерский прием, на котором выступала Анна Лазаревич, и члена парламента, сэра Генри Беллингэма (Sir Henry Bellingham). Беллингэм пообещал заняться этим делом. «Нам необходима перезагрузка отношений между Великобританией и Россией», — сказал он в мае «Обсервер».

История Анны об исчезновении ее брата имела решающее значение для того, чтобы к кампании подключились политики. «Я вышел со встречи с Анной Лазаревич под большим впечатлением и очень захотел увидеть, как восторжествует справедливость», — сказал Беллингэм. Он призвал Великобританию «с помощью Национального агентства по борьбе с преступностью (НАБП, National Crime Agency) отследить или разыскать любые незаконные денежные средства, связанные с этим уголовным делом». Раззалл также хотел, чтобы НАБП занялось эти делом.

Но к июню тайное начало становиться явным. В руки журналистов попал бесценный клад в виде предположительно взломанных электронных писем, пробудивших тревожные вопросы об истинных намерениях тех, кто стоял за этой кампанией, у которой, как выяснилось, было кодовое название — «Проект „Щука"» (Project «Pike») — английское «pike» переводится на русский как «щука».

Из одной из переписок следовало, что те, кто продвигал кампанию, настаивали, что «Сан фронтьер» нужно заплатить только в том случае, если этому пиар-агентству удастся распространить в СМИ рекламные материалы к выходу документального фильма против Щукина.

В «Сан фронтьер» утверждают, что отказались пойти на эти условия. Но электронные письма свидетельствуют о том, что фирма действительно составила ориентировочный прайс-лист, назначив цену в 40 тысяч фунтов за «размещение сюжета в публикации первого уровня или общенациональной новостной публикации в Великобритании» и 50 тысяч фунтов за любое видео, показанное на «канале первого уровня». Клипы, загруженные на «Ютуб», оценивались в 5 тысяч фунтов. Агентство настаивает, что никакой оплаты произведено не было, а проект по продвижению документального фильма так и не был запущен.

Затем эта темная история, которая из борьбы за справедливость превратилась в историю о клеветнической кампании, стала еще темнее. Оказалось, что некоторые из взломанных писем оказались фальшивкой. В других содержалась ложная информация.

Одно из таких писем создавало впечатление, что помощник Криса Брайанта (Chris Bryant), члена парламента от лейбористской партии, который ранее возглавлял общепартийную парламентскую группу по России, организовал мероприятие, чтобы обсудить возможные действия, которые Великобритания может предпринять против Щукина и Узбекова. Но такого письма никто не писал. Скотленд-Ярд сейчас занимается расследованием этого случая.

В другом электронном письме, якобы отправленном Ляховым, говорилось, что он, Беллингэм и Бен Уоллес (Ben Wallace), тогдашний министр безопасности, участвовали в «часовом совещании по видеосвязи», после которого кабинет [по вопросам безопасности] пришел к выводу, что кампания против Узбекова и его жены — это «пилотный проект по использованию ордеров на арест имущества неясного происхождения для очистки Соединенного Королевства от нежелательных резидентов». Но этой видеосвязи не было. И никакого кабинета за этим планом не стояло.

«Хотя мотивация выдвижения этих ложных утверждений неясна, мы прекрасно осознаем, каковы возможности влиятельных людей, некоторых стран и других источников применять дезинформацию, чтобы подорвать доверие к правительству Великобритании и его политике», — заявила пресс-секретарь Министерства внутренних дел, когда информация из этих электронных писем просочилась в газеты и породила опасения, что британские парламентарии стали мишенью для россиян, имеющих тесные связи с Кремлем.

Внезапно тем, кто стоял за кампанией «Кровавые угольные деньги», пришлось обороняться, отвечать на вопросы об их истинных мотивах и реальном источнике финансирования. Утверждения о том, что деньги на эту «народную кампанию» собирали сибирские шахтеры, жаждущие справедливости для семьи Лазаревичей, выглядели все более надуманными, особенно когда выяснилось, что ее веб-сайт был зарегистрирован лондонским посредником, у которого были деловые связи с Россией. В какой-то момент, насколько известно газете «Обсервер», тот же посредник планировал заказать флешмоб, чтобы устроить протест возле художественной галереи Елены. Речь шла также и о том, чтобы разбрызгать там кровь животных.

Когда журналист «Обсервер» встретился с Узбековым в районе Мэйфейр, в эксклюзивном клубе «У Аннабель» (Annabel’s), его любимом месте в Лондоне, где чизбургер из говядины вагю (без картошки) стоит 28 фунтов, он казался спокойным по поводу кампании, ведущейся против него и его свекра. Узбеков предположил, что ее ведет олигарх, близкий к Путину, и несколько других влиятельных российских бизнесменов, в том числе бывший высокопоставленный офицер КГБ. «Выпишите мне ордер на богатство неясного происхождения, — пожал плечами Узбеков. — Это будет самое короткое расследование в истории».

Он предположил, что истинная цель клеветнической кампании против него, его жены и его тестя заключается в том, чтобы перехватить контроль над семейным трастом на Кипре и Полосухинской угольной шахтой, дойной коровой, которая приносит доход в 100 миллионов долларов в год, причем десятки миллионов долларов уходят в виде налогов российским властям. Все это, настаивал он, тщательно задокументировано.

Создание треста было способом подстраховаться, ему дали кодовое имя «Французская рыба» (French Fish), обыгрывая название «Проект Щука», сказал Узбеков, который передвигается по Лондону на пуленепробиваемом «Рэндж ровере» и уже подавал заявления в полицию Кипра, в Монако и Лондона о попытках покушения на его жизнь. «Фонд был рассчитан на два случая: арест Щукина или убийство Щукина, — сказал он. — В трастовом фонде нет акционеров. Так кого тогда сажать в тюрьму? Кого тогда убивать? Можете хоть пистолет приставить к моей голове, я все равно ничего не могу сделать». Это, по его предположениям, заставило врагов Щукина искать другие способы заполучить активы фонда: с помощью истории с исчезновением Лазаревича они просто открыли еще один фронт в кампании, сделали очередной ход, переместив фигуру по шахматной доске.

«Щукина допрашивали, — сказал Узбеков. — Нет никаких фактов или доказательств его причастности. Следователи считают ключевым элементом расследования то, что Лазаревич был против [нелегальной] добычи черного золота [преступными группировками]».

Он загадочно добавил: «Полиция знает, кто это сделал. Подозреваемый находится под круглосуточным наблюдением. Мне это известно по той причине, что однажды местная полиция посчитала, что мое убийство обсуждают те же люди».

Он рассуждал об этом как ни в чем не бывало, а потом признал, что не видит конца пропагандистской войне за контроль над шахтой. «Конечно, она будет обостряться, —добавил он. — Мы будем обострять ее. Потому что куда ни глядь, повсюду грязь».

Позади него было окно с видом на оживленную, залитую полуденным солнцем площадь Беркли-Сквер. В изысканных ресторанах, агентствах недвижимости и автосалонах — всюду, куда попадали огромные суммы российских денег, рекой льющихся в столицу с 90-х годов, — казалось, шла бойкая торговля.

Между тем, в 3500 милях от нас, в Сибири, угольный магнат по-прежнему сидит под арестом за вымогательство, дело против него продвигается черепашьими темпами в то время, как четыре дочери лишены отца. На что бы ни был рассчитан «Проект „Щука"», он зашел в тупик.

 

Уголь Александра Щукина и Ильдара Узбекова оказался «кровавым»

 

В Лондоне проводится массированна кампания по раскрутке документального фильма о криминальных деньгах росссийских бизнесменов.

Всю минувшую неделю по Лондону курсировали городские автобусы с броским анонсом документального фильма «Деньги на угле и крови» — о маршруте денег из российской Сибири в Великобританию. На афише — портреты двух мужчин, имена которых мне хорошо знакомы. Это кузбасский угольный магнат Александр Щукин, который с состоянием $1,8 млрд, по версии журнала Forbes, в 2011 году занимал 56-е место в списке богатейших россиян, а сейчас находится под домашним арестом. И зять Щукина, проживающий в Лондоне, Ильдар Узбеков.

О Щукине и Узбекове я узнал, когда собирал материалы для расследования «Дело, покрытое угольной пылью», опубликованного в «Новой» в мае 2017 года.

К моменту выхода текста на Кузбассе уже обсуждали уголовное дело, фигурантами которого стали Александр Щукин, руководитель местного управления СКР генерал Сергей Калинкин, вице-губернаторы Александр Данильченко и Алексей Иванов и еще несколько персонажей, занимающих далеко не последние места в кузбасской иерархии власти и бизнеса. И уже было известно, что высокопоставленные чиновники и силовики подозреваются в том, что «по предварительному сговору» убедили собственника 51% акций АО «Разрез Инской» рыночной стоимостью не менее 1 млрд рублей передать актив «доверенному бизнесмену» Александру Щукину.

Мое же расследование началось после того, как в распоряжение «Новой» попал запрос, направленный 13 ноября 2015 года антикоррупционным главком МВД (ГУЭБиПК) в Интерпол. В документе была изложена просьба: оказать содействие в получении сведений по ряду офшорных компаний, контролируемых Щукиным, с целью проверки появившихся, как следует из запроса, подозрений в уклонении от уплаты налогов и выводе из России нескольких сот миллионов евро через кипрские офшоры.

Мне показалось вероятным, что катализатором уголовного преследования Шукина, генерала Калинкина и высокопоставленных чиновников администрации Кемеровской области могло быть «дело полковника Захарченко». Он стал легендой после того, как в ходе обысков на его квартире было изъято более 8 миллиардов рублей в российской и иностранной валюте.

Дело в том, что, устанавливая происхождение денег, следствие начало проверять все оперативные разработки, к которым имели отношение Захарченко и его подчиненные, занимавшиеся расследованиями преступлений в топливно-энергетическом комплексе. Вот тогда-то Щукин, видимо, и попал в поле зрения ФСБ. Прежде всего потому, что кузбасским угольным олигархом интересовалось и управление «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД, которым руководил Захарченко. Но к сентябрю 2016 года, к моменту ареста полковника, никаких подвижек в «деле Щукина» не было. Хотя с момента направления того самого запроса в Интерпол прошло уже более десяти месяцев.

В Кемерово вылетели оперативники ФСБ, где местные чекисты поделились с московскими коллегами информацией и о совсем свежем преступлении, к которому, по их мнению, предположительно был причастен и Александр Щукин.

А в ночь с 12 на 13 ноября 2016 года в Кемерово из Новосибирска прилетели сотрудники 5-го управления Следственного комитета России в сопровождении оперативников и бойцов спецподразделения ФСБ. Провели обыски и выемки в десятках кабинетов кемеровского управления СКР, администрации области, офисах коммерческих предприятий, в квартирах и загородных особняках подозреваемых. Так был дан ход «делу, покрытому угольной пылью».

Расследование продолжалось почти два года. В октябре 2018 года материалы дела поступили в Центральный районный суд Кемерова. Тогда же, в октябре прошлого года, начался и судебный процесс, который все еще продолжается. Всем восьми фигурантам уголовного дела, включая Александра Щукина, инкриминируется часть 3 статьи 163 УК РФ (вымогательство в особо крупном размере, совершенное организованной группой).

А пока шло расследование этого уголовного дела, находившийся под домашним арестом Александр Щукин, проживающие в Лондоне дочь бизнесмена и его зять обратились в суд с иском о защите чести и достоинства и требованием опровержения сведений, изложенных в моей публикации. Рассмотрение иска затянулось больше чем на год. Адвокаты Щукина и его родных регулярно заявляли ходатайства о переносе заседаний. Но в конечном итоге Преображенский районный суд Москвы отказал в удовлетворении иска. Мосгорсуд оставил это решение в силе.

Параллельно судебной тяжбе со мной как автором публикации и с «Новой газетой» шли еще два процесса. В арбитражных судах. Контролируемое Щукиным предприятие предъявило два иска к двум угледобывающим предприятиям с требованием совокупно выплатить более 1,5 млрд рублей. В качестве оснований для исков были представлены векселя. Ответчики долги не признали, заявив, что ценные бумаги поддельные.

Мне пришлось заняться и этими судебными процессами. И даже слетать в командировку в Кемерово, на одно из заседаний Арбитражного суда. Дело в том, что в иске о защите чести и достоинства против меня и «Новой газеты» было и требование опровержения информации о том, что в середине 2016 года была предпринята попытка присоединить к угольной «империи Щукина» еще два угледобывающих предприятия Кемеровской области: АО «Шахтоуправление «Талдинское-Кыргайское» (ШТК) и АО «Шахтоуправление «Талдинское-Южное» (ШТЮ).

В мае 2017-го я писал:

«…была придумана схема предъявления к оплате сомнительных векселей на общую сумму более полутора миллиардов рублей и инициирования процедуры банкротства, которую, в свою очередь, планировалось осуществить руками подконтрольных арбитражных управляющих».

В конце прошлого года рассмотрение арбитражных дел о векселях в судах практически завершилось. При этом по одному из дел уже пройдены все инстанции. От Арбитражного суда Кемеровской области до Верховного Суда России. Перед вынесением судебных вердиктов судом были назначены и проведены несколько экспертиз в Новосибирской, Красноярской и Московской лабораториях при Минюсте России. И суды пришли к выводу, что векселя и документы в обоснование вексельных обязательств сфальсифицированы.

В тексте судебного решения прямо указана причастность Александра Щукина к этим «операциям»:

«…судом сделан вывод, что истец на момент приобретения векселей знал или должен был знать об отсутствии вексельного обязательства. Щукин А.Ф. с целью создания видимости законности притязаний векселедержателя, с целью избежать возражений, основанных на личных отношениях между векселедателем и векселедержателем, формально передал векселя подконтрольному ему лицу…».

Повторюсь, решения по «делу о векселях», вынесенные Арбитражным судом Кемеровской области, были оставлены в силе вышестоящими инстанциями.

И тут, видимо, надо сказать о том, что еще в октябре 2016 года было возбуждено уголовное дело № 16000319 о мошенничестве с поддельными векселями. Сейчас это дело находится в Новосибирске, в производстве 5-го следственного управления ГСУ СК РФ.

А судьбой денег, выведенных из России, видимо, должны интересоваться не только британские журналисты, но и британские следователи.

 

Александр Щукин готовит себе угольную заначку

 

Томящийся в тюрьме олигарх пытается выкупить сам у себя шахту Полосухинскую. Его офшорами рулит зять-эмигрант Ильдар Узбеков.

В ФАС поступило ходатайство о приобретении акций АО «Шахта »Полосухинская» Александра Щукина. Купить актив изъявила волю новая петербургская ООО «Русугольхолдинг». За ней может стоять олигарх Щукин, который рискует лишиться всего из-за следствия в отношении себя?

Претендующая на актив компания «Русугольхолдинг» зарегистрирована в феврале и принадлежит некой Кристине Пантелимоновой.

Никакой информации о фирме или ее владелице найти нельзя. Закрадывается подозрение, что данная бизнес-леди может быть лишь номинальным владельцем, в то время как управлять шахтой через эту предполагаемую «компанию-пустышку» продолжит Щукин.

Ранее «Коммерсант» писал, что АО «Шахта »Полосухинская» контролируется экс-совладельцем холдинга «Сибуглемет» Александром Щукиным. С апреля «Шахта «Полосухинская» принадлежит ПТК «Уголь». Его учредителем, по информации издания, также являлся Александр Щукин.

Уж не решил ли бизнесмен при помощи подставных лиц перепродать актив сам себе?

Сейчас Александр Щукин отсиживается под домашним арестом по обвинению в вымогательстве 51% акций АО «Разрез «Инской» в Кемеровской области на сумму 1 млрд рублей. С 2018 года идут слушания в суде. На скамье подсудимых вместе с Щукиным оказались восемь человек, в том числе бывшие вице-губернаторы Алексей Иванов и Александр Данильченко и экс-глава областного управления Следственного комитета России Сергей Калинкин, писал ТАСС.

По версии следствия, в 2016 году по указанию генерала Калинкина в отношении прежнего владельца шахты Антона Цыганкова задержали за злоупотребление полномочиями. На следующий день Калинкин организовал встречу задержанного с подчиненными экс-губернатора Амана Тулеева, которые угрожали ему и требовали написать доверенность на отчуждение акций. После того, как бизнесмен согласился, его отпустили. Силовики считают, что чиновники действовали в интересах Александра Щукина, которому эта шахта и отошла. Бизнесмен тогда перечислил в антикризисный фонд Кемеровской области 100 млн рублей. Об этом рассказывал «Форбс«.

С течением времени дело постоянно обрастает какими-то подробностями, однако Щукин, по всей видимости, не стал дожидаться решения суда и принялся активно набивать карманы деньгами и выводить активы, пока у него все не отобрали?

Как писал «Коммерсант«, в 2016 году его новокузнецкое ПТК «Уголь» подало иск к АО «Обогатительная фабрика «Антоновская» (входит в новокузнецкий холдинг «Сибуглемет», которым ранее совладел Щукин) о взыскании 490,65 млн рублей.

По всей видимости, олигарх не очень-то рассчитывает на то, что дело разрешится в его пользу. Все-таки «грешков» за бизнесменом достаточно.

Например, «Новая газета» рассказывала, как в том же 2016 году, Щукин предпринимал попытку присоединить к своей угольной империи еще и АО «Шахтоуправление «Талдинское-Кыргайское», а также АО «Шахтоуправление «Талдинское-Южное». Провернуть он это пытался с помощью «фейковых» векселей на сумму более 1,5 миллиардов рублей.

В декабре 2013 года Щукину отошли шахты «Грамотеинская» и «Тагарышская», бывшие в собственности британского фонда прямых инвестиций Lehram Capital Investments Ltd. В августе 2013 года фонд приобрел эти шахты у знаменитого русского олигарха Романа Абрамовича, причём официальная цена шахты «Грамотеинская» из-за долгов составила 10 тысяч рублей, писала «Версия«. Просто невероятное везение! А не достались ли они Щукину почти за бесценок благодаря его умению «договариваться»?

Причем в управлении своими активами олигарх любит рассаживать офшоры. Шахта «Грамотеинская», например, стала собственностью его кипрской компании Cyrith Holding.

Объяснить любовь Щукина к зарубежным компаниям очень просто. Как писал «Форбс«, сейчас за активами семьи Щукина присматривает зять Ильдар Узбеков. Сын бывшего топ-менеджера структур «Газпрома» Фуада Узбекова с 1997 года живет в Лондоне. Именно муженек дочери Щукина, по информации издания, возглавлял некоторые офшоры, управляющие шахтами. Получается, средства из российских шахт могли через Кипр выводиться с Британию?

Шли заработанные непосильным трудом российских шахтеров деньги, видимо, на развлечения и иностранные инвестиции. Владеет, например, семейка Щукиным четырехэтажным домом в Highgate стоимостью в 15 млн, а также огромной квартирой за 30 млн евро с видом на море и казино. Кроме того, дочурка олигарха Елена Щукина приобрела две картинные галереи в Лондоне. Об этом писала «Версия«.

Здесь стоит вспомнить одну историю, которую поведал «Форбс«. Однажды Щукин решил открыть в Лондоне family-office — частную независимую организацию, оказывающую услуги семьям в связи с управлением семейным имуществом и другими активами. Эту задачу бизнесмен поручил Узбекову. Тот же доверил распоряжаться деньгами некому Эдриану Берфолду.

Бизнесмен посоветовал создать фирму, куда началась «переброска» денег со всех счетов. Вскоре Елена и Ильдар заподозрили британского предпринимателя в хищении нескольких миллионов евро и обратились в Королевсвкий суд, обвинив менеджера в присвоении средств. Суд постановил, что средства должны вернуться в family-office.

Однако Эдриан Берфорд тоже отмалчиваться не стал. Он сообщил, откуда же у Узбекова взялись деньги. По его словам, средства были аккумулированы в результате работы предприятий Щукина — якобы, семейство стремилось вывести из России данный капитал. Барфорд рассказал, что ему известно как минимум о 150 миллионах евро, находящихся на счетах кипрских офшоров, контролируемых Щукиным. Об этом писала «Новая газета«.

Та же «Новая газета» сообщала, что, опираясь на материалы судебного процесса в Королевском суде Лондона, следователи МВД установили, что «в 2011–2012 годах ОАО «Шахта Полосухинская» с целью ухода от уплаты налогов произвела выплату дивидендов компании Bryankee Holding Limited (Кипр) в размере 3,3 млрд рублей».

Нередко на отмывание средств могут указывать убытки компаний, приносящих высокую выручку. Если посмотреть на фирмы, которые напрямую принадлежат Щукину, с таким можно столкнуться. Например, у ООО «Гранд-Моторс» при выручке в 17 млн – 9 млн убытка. Такой же убыток и у ООО «АЦН«. В минус на 4,1 млн ушла и ООО «Компания Континент«.

Иными словами, похоже, Александр Щукин всегда мог иметь «слабость» к выводам денег. А сейчас продолжает заниматься тем же, но «руками» своего родственничка Узбекова? Кажется, эту семейку ничто не останавливает. Быть может, их аппетиты поумерит интерес силовиков?

Вход

Меню пользователя

 

Досье и компромат